Концепция Театра

Мы – ритуально-драматический театр.

Для нас человек – это не только его эмоция, интеллект и тело, но и внутренняя бесконечность, пространство Духа.
В Студии разрабатывается техника интуитивно-медитативного подхода к драме, что позволяет, помимо постановок, создавать Большую Импровизацию, в которой ничего не известно заранее: и сюжет, и персонажей, и текст актеры находят во время игры.
В 2014 году Министерство культуры включило Студию в реестр профессиональных театров Молдовы.
В 2016 году Агентство по туризму РМ признало наш современный карнавал “Vara Chişinăuiană” местной достопримечательностью и стало партнером.

Режиссеры Студии (они же тренеры по творческой технике):

Владимир Шиманский, Елена Кушнир

Актеры Студии (они же - режиссеры и драматурги Большой Импровизации):

Анжела Енаки, Наталия Журминская, Юлия Пынзарь, Наталия Здибняк, Николета Нагайлык, Андрей Шиманский, Владимир Шиманский, Александр Волошин, Вадим Елени.

Научный Консультант - доктор хабилитат Жозефина Кушнир (Академия наук Молдовы).

 

Опыт Метафизической Драмы

Коротко о нашей концепции...

Привет с планеты Кишинев!
Студия театральной импровизации ZaO — профессиональный театр, который с 2007 года разрабатывает метафизику драмы, ритуально-драматические принципы игры. Нам близки концепции, восходящие к открытиям Антонена Арто, Ежи Гротовского, Питера Брука, Клима. Интересно рассматривать человека в целом: не только его физическую, эмоциональную, интеллектуальную сторону, но и тонкую сущность, бесконечность внутри нас (что естественно, поскольку искусство - духовный процесс). Именно контакт с тонкой сущностью мы называем ритуалом, медитацией в театре. Ведь, если такой контакт присутствует, то любое, самое простое движение становится духовным проявлением и ощутимо преображает мир; в жизни – через поступки, в искусстве – через художественный акт. Кстати, в этом случае ритуал просвечивает в любой, смеховой или сугубо драматической форме. 
Знакомый и яркий вариант контакта с бесконечностью, конечно, интуиция. Интуитивный, тонкий импульс - начало любого поступка в жизни и в искусстве. Поэтому мы ведем разработки в области импровизации, которая провоцирует интуитивные инсайты. Импровизация нам интересна именно как глубинное начало театра, как выход на метафизику драмы. 
Наша техника состоит в том, что актер получает и разрабатывает всю театральную информацию — историю, энергию, осознание, эмоции, действия — через управляемый медитативный процесс. 
Мы учимся осознавать и выстраивать происходящее не вопреки интуиции, а с ее помощью, раскрывая новые логические уровни.
Поскольку на тонком уровне нет заборов и пограничных столбов, контакт человека со своей сущностью быстро превращается в открытый игровой диалог с миром. Для этого диалога мы выбираем интересных собеседников: места действия, авторов произведений... Например, играли в кишиневской шахте, на берегу реки Бык, на крыше 18-этажного отеля National, ночью в цветущем саду... Делали постановки по Х.Л. Борхесу, импровизировали вокруг шедевров Х. Кортасара, Т. Манна, Мацуо Басё.
Если главное – контакт с тонкой сущностью мира, то театр может развернуться в любом месте и в любой момент, обходясь без привычных декораций, грима и костюмов. Концепция Ежи Гротовского «нищий театр» превращается в «неприхотливый театр».
У ZaO-Студии замечательная аудитория. Вместе со зрителями мы играем драму и создаем новый карнавал “Кишиневское Лето”. Везде в мире ищут современные формы карнавала; в Кишиневе он превратился в совместный художественный акт зрителей и актеров в городском пространстве. 
Наверное, девиз нашего театра - “Быть вместе и наблюдать чудеса”.

Сумма Опыта

Концепции, трактовки, определения от Студии театральной импровизации “ZaO”

Перед вами — основа философско-эстетической концепции, которую Студия разработала для своих игровых путешествий. Научный консультант Студии и соавтор концепций – доктор хабилитат Жозефина Кушнир, сотрудник Академии Наук Молдовы. Основа этих  разработок апробирована не только многолетней художественной практикой, но и на международных научных форумах, в научных публикациях.  
В наше время не лишним будет разговор о том, для чего человеку нужны философские категории и структуры, как ими пользоваться. То есть может ли философия стать прикладной. 
Ну, во-первых, философской логикой пользуются только в том случае, если считают, что осознание и структурирование применимо в жизни, может что-то изменить. Вот повод проверить свою точку зрения на этот вопрос. 
Во-вторых, чтобы пользоваться философией, нужно допустить, что она может быть настоящей, то есть способна развивать наш контакт с бесконечностью смысла, сущностью. Последние 50 лет не служат доказательством. Придется вспомнить более ранние времена. 
В-третьих, маловато информации о том, как вообще в наше время происходит философский процесс в жизни человека. Это вовсе не выбор одной системы, а свободный творческий синтез информации из многих адекватных систем. Что же получается в результате?
Философия помогает создать свою индивидуальную картину реальности и прояснить свое место в мире.
Кто я? Что такое мир? Что я могу изменить?
Любая адекватная система, как уже было сказано, является разминкой, тренажем для раскрытия способности человека к философскому познанию.  Понимая логику какой-либо уже состоявшейся структуры, мы тренируем нашу индивидуальную и неповторимую философскую логику.
Выбирать философскую информацию можно именно по этому признаку — чтобы она помогала вам быть собой. Сократ говорил, что каждый человек знает истину. Нужно только помочь ее родить. Такая помощь и называется адекватной философией. О том же самом высказался великий испанский философ ХХ века Ортега-и-Гассет: «Каждый, претендующий на звание мыслителя, должен сказать хоть что-то, без чего нельзя жить». 
Без такого уровня познания, которое затрагивает основы бытия, наше восприятие мира не может быть полным. 
На определенном этапе необходимый философский уровень человеку предоставляли религиозные системы. Теперь ситуация изменилась, и, как уже было сказано, философия оказалась к этому не готова, хотя всячески стремилась освободиться от власти религии.
Картина мира иногда существует на интуитивном уровне, но, не выводя ее на уровень осознания, мы рискуем, что она окажется размытой и в решающий момент не выполнит свою главную функцию — этической и энергетической точки опоры. Потому что в конечном счете созданная вами адекватная философская структура и на уровне сознания, и на уровне чувства напрямую связывает вас с сущностью. 
 Не стоит удивляться тому, что восприятие философской информации требует некоторого труда. Это связано с проработкой определенных уровней сознания. Они так растут.

Трактовка Сущности

Каждый человек так или иначе выбирает для себя трактовку сущности. Иммануил Кант намекнул, что от этого выбора многое зависит: «Действуй так, словно максима твоего поступка может стать законом природы». 
Мы в работе Студии выбираем в качестве сущности человека и мира бесконечность любви (о любви и не только - в конце текста).

Для художника этот выбор весьма важен именно с профессиональной точки зрения. Иначе человек будет подсознательно опасаться открытого контакта с сущностью, к которому стремится искусство и, в частности, импровизация.
А в том, что человек имеет право выбрать такую концепцию, нас убеждает знаменитая «Формула природы» Иммануила Канта: «Действуй так, как если бы максима твоего поступка посредством твоей воли должны была стать базовым законом природы». 

Что Такое Искусство?

Искусство – это выявление бесконечности в конечном, сущности мира – во всех элементах бытия (мимезис), а значит, преображение этих уровней, обновление и развитие реальности (катарсис). 

Так, например, живопись выявляет бесконечность в линии, цвете, соотношениях форм; литература — в слове, повествовании; музыка — в звуке и тишине. 

Театральный Мимезис

Театр выявляет сущность в происходящем здесь и сейчас – c человеком. Театральный мимезис больше всех других похож по форме на саму жизнь. Главный вопрос театрального мимезиса - «Что происходит сейчас на самом деле?».

Категории мимезиса и катарсиса эстетике подарил Аристотель, но их смысл почти исчез из-за того, что «мимезис» ошибочно переводили как «подражание»; ошибка была следствием многозначности древнегреческих слов. Мимезис по Аристотелю есть «выявление божественной сущности мира»; кстати, этот вариант перевода науке известен уже много лет. 

Цельность Катарсиса

Поскольку искусство работает с сущностью, а сущность бесконечна и целостна, то не имеет границ и  художественный катарсис: то, что очищается в искусстве, очищается в жизни. Не только физически (например, через поступки людей, которые стали ближе к себе при контакте с искусством), но метафизически, в то же мгновение, что происходит игра. Так же неизбежно изменяется реальность вследствие никому не известного подвига. 
Именно благодаря цельности катарсиса художественный процесс может светоносно прикасаться к самым жестким и тяжелым темам (феномен трагедии).

Художественный Смысл и Художественный Критерий

Тот аспект сущности, бесконечности, тайны, с которым контактирует и который выявляет художник, можно назвать эстетическим смыслом произведения. 
А значит,  эстетический критерий, критерий художественного качества – это  наличие или отсутствие в произведении эстетического смысла.  
Самый простой вариант ощущения эстетического смысла – максимальное расширение внутренней бесконечности человека. То есть интутивный отклик на эпифанию (явление) сущности. К интуиции можно и нужно подключать знания, но без нее знания в аналитике искусства не работают. 
Исключить из исследования тонких художественных процессов контакт с тонкой реальностью было бы крайне нелогично.
Кстати, в таком понимании смысл не имеет отношения к догматизму и прочим  ограничениям свободы духа – например, к банальности и скуке. Он самая большая неожиданность, которую мы способны себе позволить.

Что Такое Творчество?

Творчество — главный принцип существования человека, осознанный или неосознанный диалог с сущностью, то есть с бесконечностью любви  в себе, в мире, в других людях; ее выявление в каждой минуте бытия, в каждом поступке. 
Это и есть творческий мимезис, который приводит к творческому катарсису — преображению мира.
Искусство –  авангардная часть творчества, которая разрабатывает новые уровни контакта человека с сущностью. 

Рассмотрим подробнее. В основе жизни каждого человека – та же позитивная бесконечность, что и в основе мира. Именно ее называют высшим смыслом, наполняющим все моменты бытия. Но в каждом конкретном случае эта бесконечность индивидуальна, то есть уникальна и неповторима. Возможность услышать свою индивидуальную бесконечность и реализовать ее, проявить, осуществить – это и есть путь, или предназначение, или творческий мимезис. Даже небольшие изменения в этом направлении пробуждают и развивают истинное состояние реальности; происходит творческий катарсис. 
Более того, мир преображается не только действиями, но состоянием людей. От того, счастлив человек или несчастен, зависит пейзаж Универсума. Вспоминается пророчески-искреннее восклицание Ортеги-и-Гассета: «Как это важно, что человек бывает красив!» 

Диалог

Наша театральная концепция основана на принципе открытого общения с миром. Момент диалога, плодотворного контакта человека с Универсумом занимает в современной культуре особое место. Теорию этого диалога разрабатывали в философии Николай Бердяев, Михаил Бахтин и Мартин Бубер. Коротко говоря: если есть сущность, есть и контакт с сущностью. Этот контакт можно назвать диалогом. 
Мы ведем диалог с пространством игры, с шедеврами литературы, с аудиторией.
Один из главных проектов Студии – «Большая импровизация»: можно прийти куда угодно с минимумом реквизита и театральных костюмов или вообще без них и сыграть спектакль, в котором и текст, и сюжет актеры находят во время игры. Максимальный вариант открытого общения с пространством на уровне театра. 

Концепция Театра

Театр - это контакт с реальностью, в основе которой, по нашему мнению и выбору, лежит бесконечность любви. Эту бесконечность мы выявляем через театральную игру, то есть через происходящее здесь и сейчас (история), а также через человека как такового (персонаж и актер): происходит театральный мимезис. Все эти уровни очищаются и преображаются (катарсис); благодаря цельности катарсиса, они преображаются не только в игре, но и в мире. Таким образом, мы участвуем в его непрерывном рождении. 
У всех элементов театра есть свой метафизический смысл. 
Например, метафизический смысл персонажа состоит в том, что каждый человек — это не только он сам, но и все люди. Существует и неповторимость каждого, и общность всех. Один из базисных элементов театра и жизни — эмпатия. Работу с персонажем, перевоплощение можно рассматривать как проявление эмпатии, а не как притворство или скрытую склонность к шизофрении.  
Метафизический смысл истории в театре состоит в том, что все происходит здесь и сейчас, все можно изменить; если сущность бесконечна, то катарсис распространяется из настоящего момента истории на такие же моменты в прошлом и будущем. 
Таким образом, театр рассматривает реальность в целом, включая ее тонкую составляющую. Собственно, каждый хороший актер слушает в игре изменения энергии, а не только происходящего. С тех пор, как метафизика стала возвращаться в театральную практику, подобные разработки ведутся постоянно. Мы неожиданно для себя проявили последовательность, распространив медитативный принцип на все уровни актерского мастерства и вообще театральной специфики. 
По жанру это ритуально-драматический вариант игры, в котором видимое и невидимое, вертикаль и горизонталь, ритуал и драма поддерживают и развивают друг друга. В театре, как и в жизни, мы ведем диалог по горизонтали – с людьми, это уровень драмы; по вертикали – с Универсумом, это ритуал. 
Под ритуалом мы понимаем не только явные и/или традиционные магические формы игры, но сам целенаправленный контакт художника с сущностью человека и мира. Такой ритуал принимает форму ненавязчивого, негромкого, непредсказуемого сюра. Парадокс, намек, многозначность, ирония – наш формат.    
Взаимосвязь смеха и сущности Генрих Гейне высказал так: «Я не знаю, где кончается ирония и начинается небо». Если в основе мира – любовь, то радость – одна из ее граней, а смех – эманация (проявление) радости. Он может быть опасен только для лжи и иллюзий. Смех-глумление, направленный против человека как такового, – ненастоящий.  Михаил Бахтин называл его «несмеющимся смехом».
Именно тонкий смеховой катарсис на уровне иронии и парадокса – в основе новой карнавальной игры, которую мы разрабатываем (подробнее – в разделе «КАРНАВАЛ»).   

Медитативно-Аналитическая Техника Игры

1.    Наш принцип медитации

Наша Студия теоретически и практически развивает актуальный для современного театра принцип проводимости, то есть игровой медитации, который восходит к Антонену Арто, Ежи Гротовскому и разработкам Клима.  
Мы ведем игровой диалог с сущностью человека и мира, то есть с  позитивной бесконечностью. Задаем вопросы, получаем информацию — энергетическую,  драматическую и интеллектуальную — через вдыхание света и преображаем ее в творческом акте. То есть художник – не только проводник, но соавтор Универсума.
Мы получаем энергию от Универсума, но в нашем внутреннем индивидуальном пространстве она преображается. Таким образом, это не только принцип проводимости, но  принцип диалога (М. Бахтин, М. Бубер), сотворчества человека с Богом, Универсумом (Н. Бердяев). Вопрос о том, кто в акте творения «главнее», Бог или человек, вряд ли имеет смысл. Мы не равны, мы равносущностны. Думается, это единственный адекватный  критерий равенства не только между Богом и человеком, но и между людьми. Для удобства этот принцип можно называть «сакральным гуманизмом».
Более того, вряд ли естественно считать Универсум чем-то однообразным, застывшим и лишенным индивидуального начала. Если оно есть у человека, то есть и у мира. Как именно эта индивидуальность существует и развивается — вопрос, который стоит задать себе, чтобы когда-нибудь получить парочку ответов.                   

2.    Наш Принцип Аналитики 

Очень важный элемент техники — медитативная аналитика, интуитивное, разомкнутое осознание происходящего. Именно такое осознание является первичным, то есть поставляет и исследует действительно новую информацию. Затем подключается уже проверенный логический инструментарий.   
Базис медитативно-аналитической техники в том, что мы сначала получаем игровую информацию через медитативно-интуитивный канал, и только потом применяем к ней аналитику, логику. Причем аналитика тоже происходит медитативно: техника наполнения интеллектуальной информацией  через вдыхание света делает осознание быстрым и эффективным.
Аналитика задает вопрос, а интуиция дает ответ; осмысливая его, аналитика разрабатывает новые подходы и поднимается на новый уровень.

Историческая Линия

От сакрального ритуала театр двигался к драме, к погружению в глубины  индивидуальности. По историческим причинам в этот период метафизическое измерение человека было частично утрачено. А затем – с ХХ века – обогащенный психологической глубиной театр двинулся снова к ритуалу, чтобы стать наконец единым ритуально-драматическим целым. 
В основе театра всегда находится концепция человека. Для Станиславского – отчасти вынужденно, учитывая советскую идеологию – эта концепция сводилась к эмоции, физическому началу и интеллекту. Начиная с Антонена Арто и Гротовского, театр рассматривает человека в единстве с его метафизикой. Гротовский сообщил, что актер – проводник. Клим уточнил, что именно проводит актер.
В конце 80-х Клим создал в московских театральных мастерских при Центре Мейерхольда концепцию актерской проводимости, причем общение происходило с сущностью мира, с позитивной бесконечностью, а не только с отдельными энергиями (неба, земли, жизненной силы), которые легче конкретизировать. Это было именно общение, диалог, результаты которого тончайшим образом воспринимались. И чудо произошло, мимезис состоялся: театральная форма, которая рождалась в этом процессе, оказалась не просто новой, а просто настоящей. 
Если об учителях, то все мы вышли из подвала Клима. При нем мастерские СТД в Москве 90-х стали чем-то вроде рок-музыки в Европе 60-х. Незабываемое счастье быть человеком. 
Клим трактует учителя следующим образом:  у него нужно взять все самое ценное и вовремя удрать, но успеть получить благословение. Исходя из этой формулы, мы точно его ученики. 

Кстати об Импровизации

Это очень актуальный вид игры, поскольку он максимально опирается на контакт человека с сущностью, разрабатывает интуитивную аналитику. То есть для эпохи ритуально-драматического театра импровизация органична, а для современного  человека — еще как актуальна.
Кроме того, она помогает ислледовать необычные современные уровни историй, которые  получают к нам открытый доступ во время игры. 
Импровизация опирается в первую очередь не на форму, а на ее невидимый, тонкий, изначальный источник. Это приводит к обновлению формы.  
И, наконец, как уже говорилось, любая художественная информация сначала приходит на уровне интуиции, спонтанно. То есть принцип импровизации - начальный импульс каждого творческого процесса. 

Новый Карнавал

С осени 2007 года Студия начала целенаправленно разрабатывать современные формы карнавала, стремясь воплотить и развить теорию Михаила Бахтина. В результате обнаружилось, что играть карнавал в Кишиневе можно не единожды в год, а хоть каждый сезон. 2008-й стал годом четырех карнавалов. Нигде в мире такого нет, а Кишиневу для начала в самый раз. Скорее всего, в нашем диалоге с городом эта его реплика означает: если праздник вообще существует, значит, он существует всегда. Совершенно верно!
Карнавал – это время, когда мир становится настоящим. Древнейший театральный ритуал публичного и общего возвращения к истинной реальности, где нет иллюзорных границ, в том числе смерти. 
В этом изначально-творческом качестве, которое заново открыл Михаил Бахтин, карнавала сейчас не существует. Его принято путать либо с этнографией, либо с массовым шоу, хотя он глубже и необходимее, чем самое блистательное уличное развлечение. И в Кишиневе карнавал начался именно в этом новом и древнем качестве себя самого, пусть в небольших размерах. Карнавал как общая творческая игра в масштабах всего города – следующий шаг, который мы и наши зрители последовательно   осуществляем.
Мы также вступили в творческий диалог с карнавальным смехом, очищающим и обновляющим реальность. Это один из древнейших сакральных инструментов преображения мира, не разрушающий ничего, кроме, как водится, иллюзорных негативных границ. Конечно, смеховое начало существует не только в карнавале, но вообще в  искусстве, и органично вплелось в стилистику нашей игры, благо карнавальный смех во всех его тончайших проявлениях – парадокс, абсурд, ирония – активно действует в художественных процессах современности.

По этому поводу необходимо добавить: ура!  
Счастливого дао!

О Любви и не Только

Если кому интересно, Любовь можно определить так: это бесконечная, добрая,  созидающая сила, которая является сущностью человека и мира, отменяет разрушение и смерть и не нуждается в них.  
Причем добро — это свойство любви развивать и защищать жизнь в ее физических и метафизических формах.
Бесконечность любви — это неограниченность ее существования во времени и пространстве.
А созидание — это непрерывное развитие сущности, порождающее и преображающее миры.

Что же касается зла и его присутствия в мире, то одна из распространненных точек зрения такова. У зла нет собственной энергии, оно — лишь отсутствие любви, возможность негативного выбора. Если он происходит, энергия любви похищается в негативное действие, искажается и формирует то, что мы привыкли называть злом. 
Если же, столкнувшись с негативом, мы делаем светлый выбор, то зла становится меньше — мы изымаем из него часть похищенной силы, возвращаем эту энергию в пространство созидания. И так — вплоть до отмены смерти; возможно, смерть была допущена в мир именно с целью воплотить ситуацию ее отмены. Поскольку в данном творении такой отмены пока еще не было. Ну вот и будет. 

 

 

Мегамодерн. Концепция современной культурной эпохи.

В 2019 году ZaO-Студия предложила новую концепцию современной культурной эпохи: актуален не только поиск новых форм, но и новых смыслов, причем смысл - понятие не догматическое, а бесконечное и постоянно создаваемое каждым человеком. 
Концепция была представлена Жозефиной Кушнир научному сообществу на международных конференциях (в том числе “6th Central and Eastern European LUMEN International Scientific Conference”) и в соответствующих публикациях.

Еженедельник “Аргументы и факты в Молдове” опубликовал статью Татьяны Мигулиной о новой концепции, разработанной в Кишиневе. 

 “Раз модерн, два модерн”  Линк статьи. 

 

 

Creative Studio ZAO © 2020, Разработано с ♥ , Gatsby & Drupal 8.