Опубликовано July 28, 2020

Биография Театра и Репертуар - ЧАСТЬ III

Сад Расходящихся Тропок

Автор проекта и режиссер Владимир Шиманский

Весной 2009 года в наш репертуар вернулся Борхес, с которого начинались открытые репетиции Студии в 2005 году, постановочный спектакль с элементами импровизации по рассказу «Сад расходящихся тропок».

«Сад» – гениальный метафизический роман в рассказе (дополнение к пушкинскому роману в стихах и гоголевской поэме в прозе). Основная тема игры, подсказанная Борхесом – сущностный выбор, который каждый из нас совершает ежеминутно: отказ от своей внутренней бесконечности или ее принятие. Принятие равнозначно цветению, потому мы стараемся по возможности встретиться в этой игре с цветущими деревьями.

В мае 2009 года мы играли в цветущем яблоневом саду под дождем на натурной площадке киностудии «Moldova-Film». Этот спектакль был посвящен памяти актера Юрия Ширшлина, который участвовал в его разработке.

С тех пор наш “Сад расходящихся тропок” путешествует по Кишиневу, оказываясь каждый раз в другом локусе города. К примеру, в 2011 году - на волшебной сцене Филармонии, которая не утратила ни скорости, ни экстравагантности с тех пор, как была цирком.  


Актеры Смотрят, Зрители Играют

Автор проекта и режиссер Елена Кушнир

В репертуаре с 2013 года


Спектакль, который играют зрители
Бесплатный актерский мастер-класс и практика - за 5 часов
Первый день: играют дети
Второй день: играют взрослые
Большое приключение
Маленький художественный акт
Приходите на тренинг
И сыграйте по-настоящему
В непредсказуемом глубоком спектакле
Вместе с другими зрителями-актерами


Город Бессмертных 

Автор проекта и режиссер Владимир Шиманский


В репертуаре с 2014 года. Импро-драма по рассказу Борхеса «Бессмертный». Характерной чертой этой игры было разделение на два мира – мужской и женский, которые причудливо взаимодействуют, но мужчины словно не знают о присутствии женщин, не замечают их. Отчасти это навеяно тем, что в рассказах Борхеса женщины практически отсутствуют, но они есть в памяти или мечтах мужчин, они определяют многое в происходящем... В спектакле мужчины заняты поиском Города бессмертных, а затем, когда это удается и бессмертие достигнуто, стремятся найти реку, которая может избавить от него… Женщины защищают жизнь, удерживают реальность в равновесии.

Этот спектакль был сыгран в Театре Книги библиотеки Ломоносова, а еще - ночью в цветущем саду на холме киностудии Moldova-Film.


Демовидео спектакля «Город бессмертных»
День первый

 

День второй, фрагменты


Кое-что о Парсифале. Спектакль-странствие

Постановка

Автор проекта, драматург и режиссер Елена Кушнир


В репертуаре с 2014 года. Этот театральный променад был сыгран впервые на карнавале «Vara Chișinăuiană», возле Ротонды в парке Valea Morilor.  История о том,  как мир утратил Священную Чашу Грааля, поскольку Парсифаль утратил себя. Точнее, не обрел, потому что мать стремилась уберечь его от опасностей рыцарской жизни. Некоторые   последствия психотравмы одного провинциального подростка. Только у нас в спектакле все кончилось хорошо. Вполне возможно, так было и на самом деле. Ведь, если Парсифаль нашел себя, значит, и Грааль нашелся. Легенда могла просто проглядеть такой вариант финала – как слишком неожиданный. Надо же, Парсифаль и есть Чаша…


И ЦЗИН. Веселые Тайны. Импровизация по Книге Перемен


В репертуаре с 2014 года.

Автор проекта и режиссер Елена Кушнир
Второй режиссер, тренер Юлия Пынзарь

Игра посвящается Юлиану Шуцкому, великому перводчику И Цзин. «Обладающему правдой – счастье!»

В этом спектакле очень значима роль зрителей. Вместе со зрителями мы гадаем по И Цзин, вместе с ними анализируем классические комментарии к образному тексту гадания. Причем, по нашему опыту, история, которую предлагает Книга Перемен, 
касается всех собравшихся. А затем актеры воплощают эту неслучайную тему в импровизации. И тема, конечно, раскрывается по-новому, выявляет еще одну грань смысла. То есть игра – наш способ трактовать классическую информацию Книги Перемен. 

Ценность И Цзин в том, что она видит высокий бесконечный смысл в каждом мгновении жизни, ощущает присутствие вертикали в каждой точке горизонтали. Слышит дыхание мифа и ритуала – в драме. 
Импровизация тоже стремится соединить невидимое и видимое, ритуал и драму, интуицию – с осознанием и действием. 
Книга Перемен говорит с нами о том, как именно развивается, растет, «переменяется» смысл. Он живой, текучий, таинственный. События в И Цзин чередуются так же 
непредсказуемо и точно, как в реальности. 
Все это значит, что в любую секунду свою жизнь можно строить совместно с этой вертикалью смысла. Помогая ей и получая ее помощь. 
Не знаю, применялась ли до сих пор И Цзин в искусстве. Но именно в литературе есть ее аналог, легендарный «Улисс» Джойса, роман, где в каждой минуте обыденной жизни 
автор обнаруживает миф, при этом веселясь напропалую, хотя причин для веселья вроде как бы нет.

Кстати, потому мы и назвали спектакль «Веселые тайны». Если в основе каждой тайны – смысл, а смысл – это любовь и радость, получается, что тайны – веселые.


Густав Малер Буги-Вуги

 

В репертуаре с 2015 года. Участие в фестивале Мoldfest.rampa.ru 2015

Авторы проекта и режиссеры: Владимир Шиманский, Елена Кушнир

 

Спектакль-импровизация На Тему Старого Кишинева

Три измерения кишиневской эклектики

Мы продолжаем беседу с персонами, которые для краткости называются «дома». Диалог со старыми зданиями возник на карнавале в 2012-м, когда Студия играла Пасху Домов. А теперь контакт происходит в драматической импровизации.
Мы навещаем кишиневские особняки, чтобы узнать, какие истории они нам подскажут во время игры. 
Старый Кишинев – не просто интересный и добрый собеседник. У него есть для нас очень важное, до сих пор не прочитанное послание.
Каждый город – цветок той самой эпохи, когда он впервые обрел свое лицо. Кишинев – дитя модерна, заявившего о бесконечности в каждом человеке. Это светлое откровение было настолько необходимо, что его до сих пор не услышали по-настоящему.
Пространство Молдовы настроено на слушание внутреннего, неуловимого, на созерцание тонких уровней человека и мира. Потому город и расцвел одновременно с модерном. И выразил его так органично, то есть парадоксально, что мы до сих пор не можем это разглядеть и принять.

 

Модерн – неуслышанная эпоха. Кишинев – неувиденный город.
Здешняя эклектика – не архитектурный китч, а язык, мягко сочетающий ренессанс и ар-нуво, античность и барокко. Эта речь не боится быть простой и очень тонкой. Кишинев превратил архитектуру в знаки, простые, почти неуловимые, они не бросаются в глаза. Но стоит присмотреться, и вдруг, словно из ничего, возникает гармония. Это какая-то алхимия тишины и света, пустоты и плотности, минимум формы, который создает особое состояние свободы. Пусть у дома два окна, но четыре колонны! Пусть у крыльца три ступеньки, но классический портик! Что же все это значит?
Уникальность каждого — вот о чем шепчут кишиневские дома в один голос с искусством новой эпохи. Уникальность, которая есть, даже если она незаметна.
Тайну модерна подхватывают и дополняют два музыкальных открытия, сверстники нашего города. Музыка Густава Малера, симфонии которого осмыслены, как песни, а песни глубоки, как симфонии. И начало джаза, буги-вуги. Они звучат в спектакле, отсюда – название игры.
В этих трех измерениях, я думаю, живет изначальное пространство нашего города, его genius loci, душа.
Кишиневские особняки — уникальность каждого.
Буги-вуги — смех, свобода, скорость.
Малер — чувство как дорога к метафизике.

Почему так много граней? Потому что эклектика...

Creative Studio ZAO © 2020, Разработано с ♥ , Gatsby & Drupal 8.